Полная версия / Добавить в закладки
USD: 27.625 - 27.925    EUR: 32.100 - 32.845

20.06.2020 10:24, Экономика

Сергей Фурса: Украинская власть готовится «кинуть» МВФ и привести страну к дефолту

Как украинская власть готовится к «кидку» МВФ, планируя выразить вотум недоверия Главе НБУ Якову Смолию, ждет ли Украину дефолт в случае прекращения сотрудничества с Фондом, почему пирамида ОВГЗ — это достижение, а не провал отечественного регулятора, стоит ли ждать отечественному бизнесу налоговой реформы после меморандума с МВФ, и через сколько лет Украина приблизится к экономическому уровню нынешней Польши. Об этом и многом другом мы поговорили с инвестиционным банкиром, экономическим аналитиком Сергеем Фурсой.

Верховная Рада Украины намерена выразить недоверие руководству Национального банка Украины после того как был получен первый транш МВФ. И это несмотря на то, что украинская сторона обязалась не осуществлять кадровые ротации в руководстве НБУ. Почему получив первый транш, Украина решила не выполнять взятые на себя обязательства? , информируют Экономические Новости.

Эта история очень плохо пахнет. Она показывает, что нынешняя власть Украины не готова выполнять свою часть политических и экономических договоренностей с Фондом, а попросту «кинуть» наших партнеров получив кредитные средства.
Теперь по сути самого постановления, которое продвигает профильный комитет Верховной Рады. Данное постановление и по смыслу, и по содержанию абсолютно безграмотное и «не налазит» ни на какую финансовую голову.
Давайте остановимся на пирамиде ОВГЗ. Что такое пирамида государственного долга? Это постоянно растущий долг. Причем за каждый новый долг необходимо платить больше, что вполне логично, поскольку инвесторы видят растущий долг, соответственно понимают, что платежеспособность должника снижается, инвесторы требуют больше денег, каждый раз снижая сроки. Потому что инвесторы понимают свои риски.
В Украине три года подряд снижалась долговая нагрузка, включая и 2019 год. За последние три года долг к ВВП (показатель долговой нагрузки – прим. ред.), снизился с 80% до 50%. Кроме того, в прошлом году мы наблюдали и существенное снижение доходности по ОВГЗ. Процентная ставка снинизилась с 18-20% до 11-10% годовых. И это, я считаю, безусловный успех. В этом заслуга как самого НБУ, так и Минфина.
В этом контексте хочу отметить еще один важный момент. На украинский рынок долговых обязательств начали активно заходить иностранные инвесторы. Причем они покупали длинные ценные бумаги, а не короткие. При этом мы радикально снижали свои риски, продавая ценные бумаги с погашением через три-пять лет. Поэтому, когда я слышу аргументы некоторых депутатов о неэффективной монетарной политике НБУ, меня это очень удивляет, поскольку, это как на белое говорить черное. Я убежден, что проведена очень хорошая работа как Минфином, так и Нацбанком.
Кроме того, мало кто об этом говорит, но Украина большую часть долга (по ценным бумагам – прим ред.) перевела в гривну вместо доллара, что безусловно имеет позитивный эффект, поскольку гривну мы можем контролировать.
Мы снижали и удешевляли долговую нагрузку и удлиняли срочность. Это абсолютно классная работа. По сути, даже не к чему придраться. Но это могут оценить только те, кто в этом что-то понимает, а не состоит на службе и не является рупором украинского олигархического капитала.
Поэтому большую часть заявлений депутатов я рассматриваю как элемент заангажированности и отчаянные попытки поставить НБУ на службу олигархов. Так, достаточно долго тему с ОВГЗ продвигал депутат от «Слуги народа» Александр Дубинский, который, как известно, «говорящая голова» небезизвестного олигарха. Поэтому у меня складывается впечатление, что депутаты прекрасно понимают суть процессов, но у них заказ «мочить» НБУ в угоду интересов Коломойского, либо, что также плохо, они попросту некомпетентны в данном вопросе.
На мой взгляд, и то, и другое крайне плохо. Поскольку данные претензии к работе НБУ прямо противоречат заявлениям от имени государства в меморандуме с МВФ, где премьер-министр, Президент, а также Министр финансов подписались под утверждением о том, что работа Нацбанка была профессионально и хорошо сделана. А теперь Верховная Рада, может принять прямо противоположное решение, прописав на законодательном уровне полную чепуху про пирамиду ОВГЗ и выставив всех на посмешище перед инвесторами и мировым сообществом.

А чем подобные действия и решения чреваты для Украины? Какие риски это несет для страны: репутационные, инвестиционные, отказ МВФ предоставить второй транш в октябре нынешнего года?

Если эта история закончится просто постановлением Парламента, которое дальше ни к чему никого не будет обязывать, то это приведет только лишь к репутационным потерями страны, а также посеет сомнения среди зарубежных инвесторов. Они пожмут плечами, а МВФ поймет, что нам еще меньше можно доверять. Но в целом это не приведет к критически важным последствиям. Если же независимость НБУ будет поставлена под угрозу, и попытки взять под контроль НБУ будут нарастать, то это безусловно, сорвет наше сотрудничество с МВФ. А сорвав сотрудничество с МВФ и лишив независимости НБУ, мы поставим «капитальный заслон» на пути инвесторов в Украину. Проще говоря, это путь к дефолту.

На нынешний год приходятся пиковые выплаты по внешним заимствованиям для Украины. Вы полагаете без кредитов МВФ и других доноров, в условиях текущего дефицита госбюджета, Украину ждал бы дефолт?

Да, Украину ждал бы дефолт и не только из-за внешних выплат. Что такое внешние выплаты? Это ведь не деньги налогоплательщиков. Мы выходим на внешний рынок, занимаем финансовый ресурс и отдаем старый долг. Мы не тратим свои деньги на погашение долга. Так не было никогда. Но у нас, помимо внешнего долга, есть еще и колоссальный дефицит бюджета в этом году. В этом году он рекордный. Из-за коронакризиса. И как мы его профинансируем? Кроме как с помощью внешних заимствований, никак. Потому что, запустив печатный станок, мы «разбудим» непомерные аппетиты у девальвации и инфляции.
Поэтому сотрудничество с МВФ – это безальтернативный вариант, если страна хочет избежать дефолта или последствий схожих с дефолтом.
Поймите правильно, дело даже не во внешнем долге. У нас внешний рыночный долг очень маленький в этом году. В сентябре Украине необходимо будет погасить порядка 1,4 млрд долларов внешних заимствований. И мы бы спокойно с этой задачей справились. Но дальше столкнулись бы с колоссальным дефицитом средств на социалку. И вот тогда бы мы в полной мере ощутили на себе внутренний, а не внешний дефолт.

В меморандуме с МВФ сказано, что на данном этапе фискальная политика будет направлена на устранение чрезвычайной ситуации, вызванной COVID-19. Но после этого главная цель — обеспечение бюджетной устойчивости. При этом прописано, что до конца действия программы Украина не будет принимать либеральные налоговые законы, вводить налоговые льготы и преференции по пошлинам, то есть кардинально менять налоговое поле в стране. Хотя как раз этого, в условиях коронакризиса, и ждет бизнес. Но обязательства Украины перед МВФ фактически ставят крест на налоговой реформе, которую у Зеленского обещали в 2021 году. Стоит ли ждать послаблений в плане налогового бремени?

Думаю, сами налоговые ставки не изменятся в ближайшее время. Я считаю, что снижать налоговые ставки, имея рекордный дефицит бюджета, крайне неразумно. Других источников финансирования расходной части бюджета у государства попросту нет.
Если бы у нас был профицитный бюджет, или хотя бы с небольшим дефицитом, как это было последние три года, тогда можно начинать разговор о коррекции налоговых ставок. Что, собственно, и было сделано по снижению ЕСВ. Сейчас говорить о налоговых послаблениях нельзя. В стране острый дефицит финансовых ресурсов. Но тут есть и обратная сторона медали. Не пойдет ли государство на усиление административного давления на бизнес и увеличение фискальной нагрузки. Чисто теоретически, на мой взгляд, это вполне реально. Чего стоит в данном контексте заявление министра финансов Сергея Марченко, о том, что они намерены выполнять и перевыполнять план по налоговым поступлениям в этом году, под предлогом опасений быть уволенными.
Кроме того, стоит отметить весьма сомнительный кадровый состав, который приходит в налоговую. Кого не возьми, все они, так называемые, крепкие хозяйственники эпохи Януковича, которые привыкли «выкручивать руки» бизнесу. Тут риск попасть под давление и прессинг для бизнеса, безусловно, существует. К сожалению!

Нацсовет реформ Михаила Саакашвили инициирует введение в Украине налога на выведенный капитал вместо налога на прибыль. В Раде даже уже зарегистрирован законопроект об этом. Как бы вы прокомментировали данную инициативу?

А что такое офис Саакашвили – это просто «филькина грамота», которая ничего не решает, он просто ходит и говорит о чем-то и ни на что не влияет.
Что касается самого налога на выведенный капитал, то на самом деле, это способ обойти правила BEPS. Это, по большому счету, способ противостоять борьбе с офшорами. Введение налога на выведенный капитал — идея крупного бизнеса, а не мелкого. Крупный отечественный бизнес, который выводил в офшоры каждый год по несколько миллиардов долларов, сейчас сталкивается с ситуацией, когда ему необходимо заводить все эти деньги в Украину и платить налоги здесь. А это — несколько миллиардов долларов дополнительных издержек. Крупный бизнес очень не хочет это делать. И они придумали фишку. А давайте мы введем налог на выведенный капитал (НнВК) и создадим в Украине, так называемый, внутренний офшор.
Эпопея с этим налогом не нова. Вспоминаю, как в прошлом году Минфин вел диалог с малым и средним бизнесом по данному налогу. Тут же вмешались адепты секты НнВК, предложив включить в расклад и крупный бизнес, таких олигархов, как: Ахметов, Живаго, Пинчук, Коломойский. Оказывается, эти товарищи также должны иметь льготы по НнВК. Они же бедные и несчастные. Поэтому, я полагаю, это такая очень хитрая штука, когда за декларативной идеей (а давайте сделаем малому и среднему украинскому бизнесу хорошо), на самом деле протягиваются льготы для олигархов. Им ведь с каждым годом становится все не уютней в традиционных мировых юрисдикциях и налоговых гаванях. Многие страны объявили борьбу с офшорами, считая их «черной дырой» национальных экономик. Поэтому, я расцениваю идею введения НнВК как крайне деструктивную, поскольку это выльется в прямые потери госбюджета на уровне 2 млрд долларов.

В тексте меморандума сказано, что Украина будет и дальше «работать над земельным законодательством». Вероятно, под этим подразумевается, что будут пересмотрены нормы продажи земли в одни руки, а возможно будет пересмотрен и запрет на продажу земли юрлицам и иностранцам. Так ли это?

К моему сожалению, в меморандуме речи о принципиально важных изменениях в закон о рынке земли нет. Там речь идет о доработке земельной реформы и сопутствующих законопроектах.
Я полагаю, земельная реформа в Украине в нынешнем ее виде полностью выхолощена. А тот вариант, который был принят вообще ни о чем. Это все напоминает приватизацию 90-х. По 100 гектар в одни руки и так далее. Это не земельная реформа. Это закон в угоду и в интересах украинским олигархам, которые теперь могут через хорошо отработанные схемы концентрировать в одних руках большие земельные наделы. Это реформа, которая направлена на уменьшение конкурентного поля. Да, снимается мораторий на продажу земли. Он, безусловно, был большим злом для Украины. Но это не реформа, а профанация.
К большому сожалению, у МВФ нет действенных инструментов и механизмов заставить украинскую власть провести настоящую реформу. Открыть двери земельного рынка для юридических лиц, иностранных инвесторов, увеличить объемы концентрации земли в одни руки. Все это могло бы привести к адекватному росту стоимости земли, развитию банковского сектора, активизации и росту конкуренции на кредитном рынка.
Сейчас же, в той форме, в которой принят этот закон, не стоит ожидать никакого банковского кредитования, поскольку никто не будет кредитовать под 100 гектаров. Реформа, на мой взгляд, выхолощена. Полностью. И МВФ нам в данном вопросе не поможет до тех пор, пока не будет внутренней политической воли реализовать настоящую земельную реформу в Украине.

Как вы полагаете, норма, которая не вошла в финальный вариант закона о рынке земли, разрешающая иностранным юрлицам покупать землю сельхозназначения, это нормальная мировая практика?

Возможность продажи земли иностранцам — это вполне нормальная мировая практика. Мы кричим и стонем, что нам не хватает внешних прямых инвестиций и тут же запрещаем иностранцам инвестировать. Где здесь здравый смысл и логика, позвольте вас спросить? Ведь что такое иностранный инвестор? Это, как правило, лучшие бизнес-модели и практики, инновации и наукоемкие технологии, здоровая конкуренция и высокий уровень социальных стандартов для своих сотрудников.
У нас на сегодняшний день есть 6 миллионов собственников паев. Эти люди всегда получали копейки за аренду. Если бы нам хватило политической воли и мы провели адекватную земельную реформу, стоимость земли для этих 6 млн украинцев существенно бы выросла. Прежде всего, за счет конкуренции. Люди получили бы больше денег. Я сейчас говорю не о продаже, поскольку большая часть не хочет землю продавать. Речь идет о росте арендных ставок, потому что аренда зависит от роста стоимости земли. А поскольку конкуренцию ограничили 100 Га в один руки, то, уверяю вас, никакого роста стоимости не будет, поскольку не будет конкуренции за землю, не будет спроса. Поэтому на выходе мы получим следующее. За счет этих 6 млн людей свой бонус и лакомый кусок получат украинские земельные олигархи, которые скупят нашу землю по дешевке.

Аргументация относительно уменьшения размеров наделов была озвучена Юлией Тимошенко, которая выступала против данной земельной реформы. В частности, в пример был приведен опыт Европы, где целыми областями землю не продают, от 300 до 500 Га в одни руки. И это максимум. Кроме того, в законе плохо прописано целевое использование земель с\х назначения, а также нет регулирования использования химикатов, удобрений, и т.д.

Во-первых, если Юлия Тимошенко против, то я сразу, за. Во-вторых, этот закон и не должен прописывать целевое использование земли. Эта задача совсем другого закона. Что касается размеров наделов и европейских аналогов, то давайте будем честными, мы не Европа с точки зрения земли сельхозназначения. К тому же не следует забывать, что у нас на земле работают не только фермеры. Есть целая группа крупных агрохолдингов, которые выращивают в достаточно больших объемах зерновые и масличные культуры с их последующей реализацией на внутреннем рынке Украины и на экспорт.
Ну не выгодно, с экономической точки зрения, фермеру выращивать пшеницу на его 100 га. На такой площади очень хорошо «работает» клубника, яблоки и т.д. А примеры Европы в этом плане вообще не показательный. И там есть абсолютно разные примеры. Есть крайне забюрократизированный фланг стран в земельном вопросе. Это консервативные Франция и Польша. Но есть и другие, где бюрократический подход менее выражена и где внедрена более либеральная модель земельного рынка.
Полагаю, нельзя вырывать из контекста норму, которая прописана во Франции и смотреть сколько гектаров там дают в одни руки. Во Франции сельское хозяйство – это просто социалка. Ты, грубо говоря, сидишь в деревне и получаешь дотации от государства. Это, простите меня, не рынок.
У нас в стране земля — это бизнес. Кроме того, в Украине большие объёмы земли. У нас на эти 100 гектар людей не хватит, чтобы каждый, кто захочет заниматься сельским хозяйством, смог освоить по 100 гектар.
Убежден, что не надо затачивать рынок под кого-то конкретного. У нас сейчас большие сельхозхозяйства контролируют порядка 15% земли сельхозназначения. А вся остальная земля разделена между средним и малым бизнесами.
И прямо сейчас олигархи не появятся у нас на земле. Расцвету и господству земельной олигархии у нас способствовал мораторий на землю. Большие агрохолдинги и монополисты арендовали большие земельные наделы и не пускали малый и средний бизнес на свою территорию, поскольку для МСБ банковское кредитование было закрыто.
Думаю, что у нас нет проблемы с большими наделами, поскольку хватит места всем. Украина, США, Аргентина – это страны с большими наделами земли, и они выращивают то, что требует больших площадей: зерно, кукурузу, сою. Этим выгодно заниматься только большим компаниям. И только они могут конкурировать на мировом рынке. Фермерам это не под силу. У них свой сегмент — клубника, ежевика, ягоды, которые, к примеру, можно успешно продавать в Гонконг. В прошлом году, на сколько я знаю, мелитопольскую черешню некоторые производители экспортировали в Гонконг. А украинскую малину продавали в Лондоне. Вот это и есть высоко маржинальный сегмент фермера, с прекрасным доходом. Тут каждому свое.
Мы же, к сожалению, занижаем планку и пытаемся опустить все до уровня малого фермера. Хотя должны стремиться, чтобы малый фермер поднялся на уровень выше. Убежден, что это недальновидный, я бы сказал, убийственный подход.
Это как, весь мир уже едет на Range Rover, а мы пытаемся соревноваться на телеге, при этом хвастаемся тем, что у нас этническое, с традиционным укладом, сельское хозяйство. И оно исконно украинское и без химикатов.

Согласно подписанному меморандуму, Украина взяла на себя обязательства продолжать реформу медицины, начатую Супрун, вопреки заявлениям Зеленского и Степанова. Так каким же курсом мы будем следовать?

Медицинская реформа – это абсолютно правильная история, поскольку деньги идут за пациентом. А если это эффективно на первичке, значит это будут эффективно и на вторичке. Ничего не меняется.
Что касается заявлений и позиции Зеленского, то там много абсурда. Он очень любит спрашивать и советоваться. При этом собирает коррупционеров и спрашивает, как побороть в стране коррупцию. Или собирает ректоров ВУЗов, чтобы они ему дали «хорошего хозяйственника» в систему образования. А они ему — ректора коррупционера. Или собирает президент главврачей, которые теряют от медицинской реформы, поскольку денежные потоки уходят от них, и они советуют Зеленскому отказаться от медицинской реформы, поскольку она для них, видите ли, очень плохая.
Мне иногда кажется, что в следующем меморандуме с МВФ мы будем прописывать, что надо руки мыть перед едой, потому что сами мы не в состоянии догадаться, что это надо делать. Но возникает вопрос, до каких пор это будет продолжаться? Отвечаю. До тех пор пока мы не научимся самостоятельно управлять своей страной и проводить эффективные реформы.
Убежден в том, что продолжение медицинской реформы, прописанное в меморандуме, для страны благо. Чем дальше реформа будет продвигаться, тем тяжелее ее будет саботировать или свернуть. Большинство медиков и пациентов уже увидели плюсы и не хотят возвращаться обратно. Ведь когда «товарищи коррупционеры» пытались откатить реформу назад, они же ведь не говорили про первичку, потому что всем понравилось в новой медицинской системе. Появились семейные врачи. Люди ощутили улучшения. Поэтому откат решили сделать на втором этапе реформы.
Когда по прошествии года или двух система заработает, у них будет еще меньше шансов откатить эту историю назад.

А как насчёт финансирования второго этап медицинской реформы, где взять деньги?

А второй этап и не требует какого-то дополнительного финансирования. На данном этапе будет происходить простое перераспределение ресурса, чтобы не финансировать пустые койки и главврачей. Это история не о том, что мы больше денег должны выделить. Это о том, что мы будем более эффективно использовать финансовые, человеческие и материальные ресурсы, которые уже есть.

Еще один интересный момент прописанный в меморандуме. Он связан с пенсионной реформой. В документе указано, что в Украине продолжится пенсионная реформа, начатая в 2017 году. В частности, со «стимулами для более продолжительной работы», то есть повышением пенсионного возраста?

В меморандуме об этом ничего нет. Но, мы взрослые люди и понимаем, что пенсионный возраст в Украине будет повышен, потому что по-другому нельзя. У нас пенсионеров больше, чем работающих, и при этом возмущаемся, почему у нас низкие пенсии. Тут, знаете ли, вам ехать или шашечки. Мы хотим, чтобы люди рано выходили на пенсию, жили на три копейки и умирали с голоду, поскольку работающих меньше, чем пенсионеров?
Для того, чтобы исправить эту ситуацию, на пенсию надо выходить позже, чтобы количество работающих обеспечивали старость тем, кто на пенсии.
Когда произойдет повышение пенсионного возраста я не знаю, поскольку это шаг не популярный. До выборов, думаю, нынешняя власть на это не пойдет. Тем не менее, нам со временем все равно надо будет серьезно говорить о повышении пенсионного возраста. И не потому, что этот показатель у нас существенно ниже, чем в Европе. А потому что в стране просто нет денег на содержание такой армии пенсионеров.

В меморандуме Украина взяла на себя обязательства ужесточить сбор платежей с потребителей в пользу поставщиков централизованного теплоснабжения. Эта норма открывает сезон «охоты на должников»?

На этой теме сейчас спекулируют многие политические силы. Послушайте, никто ведь не говорит о том, что мы соберем зондеркоманды, которые будут выбивать долги и выселять людей силой из квартир. Но давайте будем честными. Платить за коммуналку надо. Люди, которые не могут это сделать в силу низкого ровня доходов, должны получать субсидии. А не платят как раз те, кто не хочет этого делать.
Это как в 90-х, когда всем списали долги за коммуналку. Приятно сделали всем. И бабушке, которая несла последние деньги, чтобы заплатить за коммуналку. И какому-то жлобу, который покупал автомобиль, но при этом не хотел оплачивать коммуналку. Долги списали всем. Это не нормально и не правильно. Так не должно быть.
Вместе с тем, я являюсь сторонником адекватных и цивилизованных жестких мер государства в борьбе с неплатежами в сфере ЖКХ. Но бита – это инструмент беспредела, а не государственной политики. Государство обязано стимулировать граждан платить по счетам. Потому что, если вы можете платить и не платите – это неправильно.

МВФ рисует не лучшие экономические перспективы для Украины. Он дает очень негативный прогнозы: минус 8,2% к ВВП и резкое снижение кредитования — почти на треть. То есть, о быстром восстановлении экономики можно забыть?

МВФ дает самый пессимистичный прогноз. Причем они пессимистичны не только по отношению к Украине, но и в отношении других стран мира. Прогнозы МВФ основаны на большом уровне неопределенности из-за глобального кризиса и пессимистическом сценарии.
Не могу точно сказать, будет ли наша экономика двигаться по сценарию МВФ, поскольку это зависит от многих факторов. В том числе и от того, накроет ли Украину и в целом мир вторая волна коронавируса. Насколько критичной она будет, каковы будут ее масштабы и последствия. Будет ли ужесточаться карантин?
Что мы видим сейчас? Эпидемиологическая ситуация с коронавирусом ухудшается. Заболеваемость растет, поскольку первый этап карантина мы, откровенно говоря, просто профукали. Своими действиями мы просто сместили во времени начало эпидемии. И при этом уже никто ничего не боится. И вина здесь целиком и полностью на власти. Если главный санврач Украины говорит о том, что карантинные меры были введены для того, чтобы напугать население, то доверие граждан к инициативам власти быстро испаряется. Мы допустили много ошибок в этом вопросе. Мы реализуем худший сценарий борьбы с эпидемией, кокой только возможен. По сути, мы сами раскрутили маховик эпидемии и сами себя лишили возможности ужесточить карантин. Так или иначе, это крайне деструктивно для экономики. Если это все раскрутится в спираль, то у нас будет еще один удар по экономике и всем нам будет очень больно. И может так оказаться, что прогноз МВФ был весьма оптимистичным.
Важное значение также имеет и то, как будет вести себя мировая экономика. Сколько времени потребуется на ее восстановление. Ответов на эти вопросы нет ни у кого. Все страны постепенно выходят из карантина, но как быстро будет восстанавливаться занятость, никто не знает. И МВФ, базируясь на этой неопределенности, «кошмарит» своими прогнозами весь мир. Но это не только украинская история.

Кабмину, под руководством Дениса Шмыгаля, исполнилось сто дней. За это время правительство два раза вносило в Верховную Раду программу своей деятельности. Депутаты, правда, провалили ее оба раза. В этой программе сказано, что европейского уровня жизни Украина достигнет только к 2030 году. То есть впереди нас ждет 10-летие эпохи бедности?

Что нас и в целом нашу страну ждет впереди никто не знает. Тут, как говорится, либо ишак сдохнет, либо падишах. Это шутка. Поверьте, в 2030 году мало кто будет помнить, кто такой Шмыгаль. И это без обид, с оглядкой на персоналии. И тут даже не важно, депутаты приняли, или не приняли эту программу. Это вопрос чисто политический и касается он иммунитета на год для правительства.
Нас должна интересовать исключительно суть самой программы и принесет ли она экономический рост и благосостояние нашей страны. А тут я вижу далеко не радужные перспективы. По моим оценкам, чтобы догнать далеко не самую богатую по мировым меркам Польшу, нам понадобится порядка 50 лет. И это при условии, что польская экономика будет стоять на месте.
Но если мы экстренно, быстро и эффективно будем делать все необходимые реформы, в первую очередь: судебную реформу и реформу силовых структур, то лет за 20 мы можем догнать нынешнюю Польшу и начнем расти где-то по 7% в год. Но для этого надо делать реформы. Сейчас, к сожалению, мы откатываем реформу за реформой.

Главная  |  Контакты  |  Реклама  |    Полная версия
>